robert_ibatullin: (звезда)
Хотите сочинить прогноз, популярный у широкой публики - смело предсказывайте ужасы. Мировая война, массовые репрессии, экономический крах, революция, гражданская война, реванш либералов/засилье мракобесов - вариантов достаточно. А если хотите понравиться публике посолиднее - предсказывайте, что ничего не изменится, что всё останется более-менее как сейчас. Это будет скучно - а потому создаст впечатление трезвости и взвешенности. К тому же в краткосрочной перспективе у такого прогноза, как правило, больше вероятность сбыться. А написать его даже проще, чем убедительный катастрофический. Короче, профит!

этому)
robert_ibatullin: (звезда)
Большая и хорошая статья про технологию блокчейн - совершенно понятная даже чайнику вроде меня. Однако слишком восторженная, а ведь прекрасный новый мир "умных контрактов" обещает быть довольно напряжённым. Правильно я понимаю, что в нём мало того что придётся платить за каждый чих, но и стабильных рабочих мест не будет, а только тотальный фриланс на конкурсной основе? Собственно, это будущее уже наступает, что я ощущаю на собственной шкуре (на смену умирающей школьно-вузовской системе приходит биржа репетиторов), и это не вдохновляет меня абсолютно.
robert_ibatullin: (звезда)
Мой самый популярный пост посвящён тому, как герои в фильмах разного жанра открывают двери. Разовью эту тему.

Хайнлайну приписывают совет: «Если хотите одной фразой передать атмосферу будущего, пишите: «дверной проём растянулся» (the door dilated)». В старой кинофантастике буквально так и делали. Двери на бутафорских звездолётах 70-х открывались как угодно – вверх-вниз, наискосок, зигзагом, диафрагмой – только не поворачивались на петлях. Сейчас этот приём осмеян и используется всё реже, но его популярность понятна: он дешёвый. Необычную дверь изготовить в съёмочном павильоне гораздо проще, чем, скажем, сымитировать невесомость. В реальности, однако, люки на МКС поворачиваются на петлях. Тоже понятно, почему.

Дверь на петлях существует несколько тысяч лет. Если за это время человечество не придумало никакой конструкции, которая проще, надёжнее, экономнее и универсальнее выполняла бы функцию «регулировать проход в помещение», то, скорее всего, её и не существует. Вращающиеся турникеты, ширмы, скользящие двери заняли свои ниши, но старая добрая дверь на петлях ими не вытеснена и не собирается сдавать позиций. Пусть в будущем изобретут двери-диафрагмы, двери-сфинктеры, двери-жидкие плёнки, двери-силовые поля – но очевидно, что все они будут слишком сложны, чтобы стать такими же универсальными. Дверная петля – это достигнутый идеал. Это вещь навсегда, так же как колесо, рычаг и поршень.

Фантасты часто забывают о том, что некоторые технологии не подвержены прогрессу. Они достигли предела возможного совершенства и уже никогда существенно не изменятся – по крайней мере, пока не изменится сам человек (например, не научится проходить сквозь стены). Таких «вечных», «совершенных» устройств немало. К ним относится, например, велосипед. Уже лет сто в его конструкции ничего принципиально не менялось (менялись материалы, дизайн, но не общая схема), а значит, скорее всего, не изменится больше никогда. Ничего быстрее, проще, надёжнее в категории «транспортное средство, движимое мускульной силой водителя», видимо, уже не появится, пока не изменится само человеческое тело.

Сейчас я напишу нечто спорное, и я сам не вполне уверен в своей правоте. Мне кажется, что пистолет и револьвер, реактивный самолёт, вертолёт, и наконец, химическая ракета как средство вывода на орбиту – тоже окончательные вещи. Все возможные в обозримом будущем альтернативы, если в чём-то и выиграют, будут значительно сложнее. Например, чтобы сделать лазерный пистолет, равный обычному по массе и поражающей способности, нужно снабдить его крайне продвинутым источником энергии, оптикой и системой охлаждения; ну а единственное преимущество, которое мы получим такой ценой – это отсутствие отдачи. Зачем, спрашивается, делать сложным то, что проще простого и работает практически так же хорошо?

Пытаясь представить себе это обозримое, но не слишком близкое будущее, я воображаю странный мир, где бессмертные трансгенные андрогины живут по невообразимо чуждым социальным правилам под сенью постсингулярных гипертьюрингов-архаилектов... но при этом открывают двери на петлях, ездят на велосипедах, летают на самолётах с крыльями и хвостами, и стреляют из пистолетов свинцовыми пулями. Не круто, да? Признайся, читатель, тебе хочется прямо противоположного – чтобы обыкновенные понятные мужчины и женщины ходили сквозь двери-диафрагмы, летали на глайдерах и стреляли из бластеров? Ну, вот и приходится идти на компромисс.

В своей книге... (Да, я сейчас глубоко погружён в мою книгу, так что простите, мне сложно писать о чём-то другом). Так вот, в «Розе и Черве» я изобразил компромиссный вариант будущего, но и он многих шокировал. Например, лазерные пистолеты у меня есть, но используются только там, где категорически противопоказана отдача – в невесомости и пониженной гравитации. (А если честно, то и там они не больно-то нужны. Проще компенсировать отдачу). Герои летают не на шокирующе современных самолётах-вертолётах, но и не на привычных флаерах с волшебной антигравитацией, а на миниатюрных конвертопланах. (См. о них серию постов [livejournal.com profile] alex_anpilogov. Если коротко, перспективы сомнительные). Ну и двери, конечно. Двери там, правда, открываются по мыслекоманде – зато старые, добрые, на петлях.
robert_ibatullin: (Default)
1. Ни один тренд не вечен.

2. Новое возникает на периферии старого.

3. Если модель предсказывает сингулярность - мы в точке перегиба.

4. Единственная социальная наука с хоть как-то работающей прогностикой - демография. Если прогноз не основан на демографической модели, он стоит не больше гороскопа.
robert_ibatullin: (Default)
Два базовых сценария глобального будущего:

Или альтернативные источники энергии подешевеют до уровня традиционных. Или традиционные подорожают до уровня альтернативных.

Первый сценарий - это "экотопия", второй - "мальтузианская ресурсная катастрофа".

В действительности, скорее всего, ни тот ни другой не сбудутся в чистом виде. Нефть будет дорожать, солнечная энергия дешеветь, и когда цены встретятся где-то посредине, мир придёт в состояние, имени которому пока нет.
robert_ibatullin: (Default)
"Поздневековье": мир в 2030-2150 гг. Окончательный вариант сценария на моей странице:

http://robert-ibatullin.narod.ru/2222/lateage.html

По сравнению с черновой версией в ЖЖ, статья переработана и расширена, заполнены некоторые пробелы.

Обсуждать можно в комментах к этому посту.

Текст, как говорится, программный, пиар приветствуется.
robert_ibatullin: (Default)
1. Общая характеристика, демография
2. Экономика, социальная структура
3. Иллюстрация
4. Энергетика
5. Этика и эстетика
6. Наука и техника
7. Политика и идеология

8. Конец поздневековья. В середине XXII века стало очевидным приближение нового энергетического кризиса. На этот раз речь шла об исчерпании запасов ядерного топлива - тория и урана. Страны и регионы Тихоокеанского вулканического кольца нашли выход в постепенном отказе от атомной энергетики в пользу геотермальной. Но для атлантических стран с их более холодными недрами этот путь был закрыт. Реакторы-бридеры (которые нарабатывали себе топливо из своих же отходов) не рассматривались как выход, так как казались слишком опасными (а требования к надёжности и безопасности в поздневековье существенно повысились по сравнению с модерном). Некоторые страны пытались наладить добычу урана из морской воды, но гигантские фильтровальные фабрики вызывали недопустимое загрязнение океана, а конечный выигрыш в энергии был чересчур мал.

Ввиду надвигающегося кризиса правители Атлантики (лидеры европейских государств и Демократической партии США) выдвинули проект новой энергетической революции. Они предложили разместить на геостационарной орбите тысячи гигантских солнечных батарей, передающих на Землю энергию в форме волн СВЧ. Для удешевления доставки на орбиту предполагалось построить над экваториальной Атлантикой петлю Лофстрома, а в отдалённой перспективе развернуть добычу минералов на Луне. Проект требовал громадных начальных вложений, но мог бы обеспечить Землю дешёвой и экологически чистой энергией на вечные времена.

Эти планы вызвали резкое неприятие у правящих кругов Пацифики (тихоокеанских стран и Республиканской партии США), а также тех стран второго мира, что ещё сохраняли кое-какой политический вес. Они опасались, что космическая энергосистема станет орудием мировой гегемонии Атлантики, в частности, что микроволновые излучатели могут быть использованы ею как оружие. Но попытки сорвать планы Атлантики были безуспешны. Тихоокеанский альянс счёл за лучшее построить собственную петлю Лофстрома и вывести на орбиту вооружённые аппараты, контролирующие каждое движение атлантических СВЧ-генераторов. Так началась Вторая холодная война и второй, после 1950-70-х годов, тур большой космической гонки. Статичность и предсказуемость мира 2050-2150-х гг. навсегда ушла в прошлое. Поздневековье кончилось.

-------------------

Вот и всё. А теперь я хочу опубликовать "Поздневековье" в каком-нибудь бумажном или серьёзном сетевом издании. (Нет, не этот сырой черновик, а текст, который будет написан на его основе). Кто подскажет - куда имеет смысл обратиться?
robert_ibatullin: (Default)
1. Общая характеристика, демография
2. Экономика, социальная структура
3. Иллюстрация
4. Энергетика
5. Этика и эстетика
6. Наука и техника

Политика и идеология. По сравнению с эпохой постмодерна, мир поздневековья стал более авторитарным. Вошла в норму такая степень государственно-полицейского надзора над частной жизнью граждан, какая человеку модерна показалась бы тиранической. Тотальная видеослежка, запись личных телекоммуникаций, обязательное ношение вживлённых радиомаячков - всё это вначале было введено для осуждённых преступников, затем распространено на подозреваемых и "нелояльных гражданскому порядку", затем на госслужащих, получателей социальной помощи и, наконец, вообще на всех. Официально эти меры считались "антитеррористическими" и "карантинно-антиэпидемическими". И большинство людей воспринимало их как неизбежное, оправданное зло "в условиях разгула биотерроризма".

Несмотря на урезание личных свобод, в первом мире сохранился демократический правовой строй с конкурентными выборами, независимостью ветвей власти, определённой свободой слова и т. п. Во втором мире, напротив, утвердился классический авторитаризм. Государства третьего мира разорились в годы большого кризиса и фактически перестали существовать, власть перешла в руки родовых кланов, мелких военных вождей и религиозных авторитетов.

В международной политике на смену "глобализму" постмодерна пришёл "новый изоляционизм" эпохи кризиса, а за ним "новый колониализм" зрелого поздневековья. Переход к новой энергетике уменьшил зависимость развитых стран от импорта ископаемого сырья из второго мира. (Сохранил значимость только импорт тория из Индии). Тем самым политический баланс резко сместился в пользу первого мира; в обмен на доступ к его технологиям второй мир был готов на любые уступки. Поэтому к концу века развитые страны установили полный контроль над теми источниками ресурсов, которые их всё ещё интересовали; огромные участки суши, таких как леса Амазонии и Сибири, управлялись "международными органами экологического контроля" и были фактически выведены из-под власти местных правительств. В большинстве случаев сдача позиций производилась мирным путём, но случались и войны, чаще всего без прямого участия западных стран.

Идеология в странах второго мира сводилась к консервативному национализму, иногда с религиозным оттенком (на Ближнем Востоке) или социалистическим (в Латинской Америке). В первом мире доминировали т. наз. "зелёные реалисты" или "энвайроконы" (envirocons, от environmental conseratives). От своих предшественников, энвайронменталистов эпохи постмодерна, они унаследовали "зелёную" повестку дня, но отбросили идеи равноправия народов и помощи отсталым странам в пользу более жёсткой, эгоистичной внешней политики.

8. Конец поздневековья
robert_ibatullin: (Default)
1. Общая характеристика, демография
2. Экономика, социальная структура
3. Иллюстрация
4. Энергетика

Этика и эстетика. Модерн приветствовал в человеке индивидуализм, динамичность, инициативность, стремление к самореализации. Напротив, поздневековое общество, ценящее стабильность больше развития и вынужденное ограничивать себя в потреблении, создало совершенно иной этический идеал. Человек поздневековья должен был ставить добрые отношения с другими и гармонию с собой выше личного успеха, проявлять скромность, уступчивость, самоконтроль, верность долгу и социальную ответственность. Если успешный человек модерна в общении демонстрировал уверенность в себе, непринуждённость и ироничный цинизм, то его поздневековый потомок - изысканную, церемонную вежливость с оттенком самоуничижения.

Считалось нормальным и желательным планировать свою жизнь и жизнь детей на десятилетия вперёд. Медленный темп общественных изменений делал такое вполне возможным. Человеку модерна подобная жизнь показалась бы убийственно скучной, но люди начала поздневековья слишком хорошо помнили "нескучные" годы большого кризиса, а для их потомков статичное предсказуемое существование стало нормой.

Во втором мире, а также в азиатской части первого, новая этика была принята безболезненно, так как не особенно отличалась от старой. Напротив, в странах Запада переход к ней сопровождался потрясениями, не менее бурными, чем Возрождение и Реформация на переходе от средневековья к модерну. (.......... Мне не хватило культурологической фантазии, чтобы описать эти потрясения ............ )

В эстетике поздневековье тоже проявило себя как противоположность позднему модерну. Постмодерн порождал яркие, агрессивные, саморекламирующие образы. Поздневековье предпочитало спокойствие, мягкость, минимализм, классическую соразмерность. Главной эстетической задачей было не поразить, а успокоить, не завладеть вниманием, а создать фон. Влияние восточноазиатских культур и здесь было преобладающим.

6. Наука и техника
robert_ibatullin: (Default)
1. Общая характеристика, демография
2. Экономика, социальная структура
3. Иллюстрация

Энергетика. В 2015-2025 гг. доступные запасы ископаемого топлива подошли к концу. Все альтернативные источники энергии отличались заметно худшим отношением цена-качество, а наиболее эффективные из них требовали огромных начальных вложений. Это привело к подорожанию электроэнергии в несколько раз. Страны третьего мира в результате пережили экономический крах, деэлектрификацию, деиндустриализацию, взаимоистребление людей в "мальтузианских войнах" и вымирание от голода и болезней. Первый мир достаточно организованно (поскольку готовился заранее) переключился на новые источники энергии и перешёл к режиму более экономного потребления; впрочем, и там не обошлось без потрясений, и качество жизни несколько снизилось. Второй мир следовал за первым, но в нём переход совершался более хаотично, с бОльшими жертвами; в итоге крайне усилилось расслоение между мегаполисными островками благополучия и нищей провинцией (расслоение, от которого второй мир страдал и в лучшие времена).

Национальная энергосистема типичной развитой страны второй половины XXI в. базировалась на сети мощных электростанций: ГЭС (в основном построенных ещё в XX в.), более новых геотермальных ЭС (имевших вид двух скважин глубиной 3-10 км, соединённых понизу: в одну заливалась вода, из другой поднимался пар), и АЭС четвёртого поколения (главным образом с шариковыми реакторами, топливом для которых служила смесь необогащённого урана и тория). На локальном уровне ведущую роль играли солнечные и ветровые, а на морских берегах также приливные и волновые электростанции. В третьем мире и бедных регионах второго мира не было централизованного электроснабжения; каждый дом был обшит солнечными панелями и снабжал себя сам. (По сравнению с началом века, солнечные батареи сильно упали в цене, но не слишком выиграли в эффективности). Сухопутный транспорт состоял в основном из электромобилей. Морской и воздушный использовал в качестве топлива жидкий водород или этанол. В домах стандартом стало использование тепловых насосов и других средств энергосбережения.

Необходимость экономить энергию привела к массовому строительству аркологий, домов-городов на десятки и сотни тысяч жителей. Аркология обычно принадлежала крупной корпорации или государственному ведомству и вмещала в себя как офисы, так и квартиры сотрудников и всю инфраструктуру свободного времени. Обычно аркологии полностью обеспечивали себя энергией и строились вблизи (но не внутри) существующих городов. По архитектуре они отличались значительным разнообразием, но чаще всего имели форму, близкую к пирамиде или чаше. К концу века в аркологии переселилось большинство среднего класса стран первого мира, в то время как старые города постепенно принимали трущобный облик и разрушались.

5. Этика и эстетика
robert_ibatullin: (Default)
1. Общая характеристика, демография

Экономика. Поздневековую экономическую систему можно описать как государственный капитализм в условиях дефицита энергии. В ходе первого глобального кризиса государственные власти всех стран заметно усилили свою роль в экономике, помогая крупным компаниям спастись от банкротства, национализируя банкротов, организуя общественные работы и другие формы поддержки неимущих. Последующие кризисы, вызванные исчерпанием дешёвых источников энергии (таких как нефть и природный газ), привели к ещё большей концентрации производства в государственных руках. Это произошло потому, что разработка новых источников энергии (например, месторождений газа на дне полярных морей) требовала вложения громадных капиталов, доступных только государственным компаниям.

Если в первом мире госкапитализм был сравнительно мягким и оставлял частной инициативе довольно большой простор, то во втором мире государство действовало грубее; в порядке вещей были насильственная национализация, принуждение покупать товар у определённого производителя и т. п. Но повсеместно обе названные тенденции - усиление государственного монополизма и подорожание энергии - приводили к тому, что отношение цена-качество ухудшалось практически для всех товаров и услуг, снижалось качество жизни, росла коррупция. В то же время благодаря государственным вложениям в "новую энергетику" (массовое строительство атомных станций нового поколения, переход на водородное топливо) удалось избежать полномасштабного энергетического кризиса. К середине XXI века ситуация пришла в равновесие, характерное для всего поздневековья: дорогостоящая энергетика и государствено-монополистическое производство кое-как удовлетворяли потребности обедневшего населения, но при этом не росли ни первая, ни второе, ни третье.

Социальная структура. Для поздневековья характерно резкое социальное расслоение. Узкий круг наследственной элиты, в основном сформировавшийся ещё в постмодерне, теперь окончательно замкнулся. В каждой стране представители нескольких десятков семей занимали все высшие государственные должности, владели и управляли всеми крупными компаниями. Уровень их жизни по сравнению с эпохой постмодерна, вероятно, не изменился, но относительно основной массы населения очень заметно вырос.

Средний класс обеднел не только относительно, но и абсолютно. Типичного представителя этого класса можно описать так: это был чиновник, или менеджер государственной корпорации, или офицер одной из множества силовых структур (которые разрослись чрезвычайно). В отличие от своих предков эпохи постмодерна, он не имел своего автомобиля, а ездил на работу на велосипеде, служебной машине или общественным транспортом; никогда в жизни не летал на самолёте (разве что за служебный счёт); не отдыхал на курортах и вообще редко покидал родной город; питался менее качественно, чем предки (и практически не ел мяса, которое превратилось в дорогой деликатес); в свободное время предавался компьютерным играм и виртуальному общению (то и другое намного усовершенствовалось по сравнению с началом XXI в.).

В самом низу общества находились безработные, число которых сильно выросло. В первом мире их содержало государство, жёстко контролируя все стороны их жизни (запрещая свободно передвигаться, направляя на принудительные общественные работы), так что фактически они мало чем отличались от государственных крепостных. Во втором мире такой системы "социальной помощи" не было, или она имелась лишь на бумаге - неимущие были предоставлены своей судьбе. В результате непомерно выросла преступность (и до того немалая), в анархию погрузились крупные городские районы и целые города, а также большая часть сельской местности. (Если где-то и правили законные власти со своей полицией, фактическим поведением они ничем не отличалось от криминальных боссов). Редкие островки благополучия и правопорядка, "элитные районы", превратились в крепости, охраняемые частными армиями. В значительно меньшей степени всё это проявлялось и в первом мире. Что касается третьего мира, то кризисы начала XXI в. привели его к полному социально-экономическому коллапсу ("сомализации").

3. Иллюстрация
robert_ibatullin: (Default)
Начал писать итоговый для меня футурологический очерк. Буду выкладывать здесь мелкими порциями.

------------

Поздневековье - историческая эпоха, последовавшая за модерном. Согласно общепринятой периодизации, началась около 2010-2030 гг. Раздел исторической науки, изучающий поздневековье - тардевистика.

Общая характеристика. Глобальные параметры состояния человечества (такие как численность населения, объём производства, уровень научных знаний и пр.) со временем изменялись по логистическому закону. В древности и средневековье они росли очень медленно, за короткую эпоху модерна (XVII-XX вв.) выросли стремительно, а в поздневековье снова замедлили рост до почти полной остановки. Начиная с первого глобального кризиса (конец 2000-х гг.), за несколько десятилетий установился новый, весьма устойчивый мировой порядок, при котором население Земли почти не увеличивалось, производство не росло, наука и техника не развивались, социальные и политические структуры не менялись.

2.47 КБ

Переход от модерна к поздневековью можно разделить на три этапа. В период постмодерна (около 1970-2010 гг.) обозначилось замедление темпов глобального роста (см.: 1, 2). В период большого кризиса (около 2010-2030 гг.) структуры общества модерна, рассчитанные на непрерывный и быстрый рост (например, экономика, основанная на кредите), столкнулись с невозможностью его продолжения и потерпели крах. В посткризисный период (около 2030-2050 гг.) сформировались новые структуры, рассчитанные на статичное консервативное существование. С этого времени можно говорить об окончательно наступившем поздневековье.

По сравнению с "золотым веком" постмодерна, в поздневековье уровень жизни среднего землянина снизился. Но спад затронул в разной степени разные регионы Земли. "Первый мир" (Западная и Центральная Европа, Северная Америка, ведущие страны Тихоокеанского бассейна) пострадал незначительно, "второй мир" (Восточная Европа и бывший СССР, Южная Америка, менее развитые страны Восточной Азии) - намного сильнее, а в "третьем мире" (Африка, Центральная Америка, Передняя Азия) переход к поздневековью принял характер катастрофы с сотнями миллионов жертв и полным развалом социумов. Вместе с тем можно выделить глобальные изменения, затронувшие все страны мира.

Демография. Скорость роста населения Земли начала уменьшаться ещё в 1970-х гг. К началу XXI века во всех странах первого и второго мира завершился демографический переход, и их население практически перестало расти (а в некоторых странах начало уменьшаться). Рост глобального населения продолжался до середины века за счёт третьего мира, но остановился, когда смертность в нём превысила рождаемость (см. статьи: Мальтузианские войны, Джихад конца света, Красные банту, Эбола С). Во второй половине века население Земли стабилизировалось на уровне 9 млрд., причём депопуляцию богатых стран (где рождаемость продолжала падать) удалось остановить благодаря развитию профессионального материнства.

2. Экономика, социальная структура
robert_ibatullin: (Default)
Каждая эпоха порождает свой образ будущего, нет, даже два - Светлое и Мрачное Будущее. Ни тот, ни другой сценарий никогда не реализуются в полной мере, но только частично, и только совместно.

1) Эпоха, которая началась примерно с французской революции, видела в Светлом Будущем - Всемирное Братство Народов, а в Мрачном - Всемирную Тиранию. Общая их черта - исчезновение отдельных государств, установление в мире единого строя: перспектива, вызывающая у одних ("правых") ужас, а у других ("левых") энтузиазм. Сбылись ли эти ожидания? Отчасти да, мир гораздо более унифицирован, чем двести лет назад. Но ясно, что его объединение произойдёт уж наверняка не в форме Мировой Коммуны или Мировой Империи, государства никуда не денутся, а значит, именно в главном аспекте то будущее не состоялось.

2) Следующая эпоха (двадцатый век) породила светлый образ Космической Колонизации и мрачный образ Тотальной Войны. Связь между ними тоже хорошо видна. Как для сверхбыстрых звездолётов, так и для сверхразрушительных бомб необходим некий сверхмощный источник энергии. В 1945 году такой появился. В пятидесятые-шестидесятые годы это будущее начало наступать. К нашему времени сбылось, видимо, уже всё в этом сценарии, что могло сбыться. Страх перед тотальной атомной войной похоронил (надеюсь) её возможность, но вместе с тем (увы!) и возможность покорения дальнего космоса. Колонизация других планет немыслима без атомной энергии, в том числе в "горячем" виде, а начать в космосе ядерные испытания невозможно политически (коль скоро "зелёные" возмущаются даже использованием "холодных" радиоизотопных батарей в межпланетных аппаратах). Опять-таки видно, что ожидания исполнились только частично - и светлые, и мрачные.

3) Современная эпоха, начавшаяся где-то около 1973 года, породила светлый образ Постиндустриальной Цивилизации (экологически чистый, компьютеризированный, комфортный, политкорректный мир) и мрачный образ Мальтузианского Краха (перенаселение, ресурсный голод, обвал экономики, экологическая катастрофа, новое варварство). Сбудется ли тот или другой сценарий - решается в наши дни. По прошлому опыту рискну предсказать, что реализуются оба сразу - но в слабой степени. История показывает, что яркие мечты не сбываются. Яркие кошмары тоже.
robert_ibatullin: (Default)
Компирология (compiracy theory, термин-гибрид из computer и conspiracy theory), разновидность теории заговора, предполагающая, что миром тайно правят искусственные интеллекты (ИИ). Появилась в первой половине 21 в., ныне является популярным мемом и наиболее распространённой конспирологической теорией.

Read more... )
-----------------

Статья открыта для дополнений.
robert_ibatullin: (Default)
Попытка предсказать, во что превратится американский английский через 1000 лет: http://www.xibalba.demon.co.uk/jbr/futurese.html

2000 AD:
We children beg you, teacher, that you should teach us to speak correctly, because we are ignorant and we speak corruptly...

3000 AD:
*ZA kiad w'-exùn ya tijuh, da ya-gAr'-eduketan zA da wa-tAgan lidla, kaz 'ban iagnaran an wa-tAg kurrap...


Автор подробно описывает фонетические сдвиги, но, к сожалению, не касается изменений в грамматике.

Мне давно хочется сочинить нечто подобное о русском языке, но.... Не хватает ни квалификации, ни знания фактов.
robert_ibatullin: (Default)
Рыночное распределение предпочтительно, когда ресурсы бесконечны или настолько обильны, что невозможно установить их объём. Если ресурсы ограничены, а их объём точно известен — например, на подводной лодке или космической станции — то становится жизненно необходимым плановое распределение. Недаром убеждённые рыночники так ненавидят идею ограниченности природных ресурсов. Ведь если она верна, то рынок обречён, рано или поздно придётся выбирать: либо гибель человечества в драке за ресурсы, либо глобальный Госплан, продразвёрстка, карточки и трудармии. Мне, впрочем, такой выбор кажется маловероятным.

Ограниченность ресурсов заключается не в том, что они «когда-нибудь кончатся» (Солнце будет светить миллиарды лет, из морской воды можно выделить почти любые химические элементы), а в том, что стоимость добычи растёт по мере выработки источников. Соответственно, доступ к ресурсам со временем становится всё труднее. Во времена Нобеля любой мог черпать нефть вёдрами из луж, сейчас её добыча под силу только хорошо оснащённым предприятиям, а в будущем лишь мегакорпорации смогут позволить себе расходы, связанные с выделением нефти из сланцев или битумных песков. Когда дело дойдёт до чего-нибудь вроде извлечения урана из морской воды, то на плаву останутся лишь самые-самые богатые, и к тому же способные менять в свою пользу правила игры — а именно, государства. Частники вымрут. Текущий кризис не имеет никакого отношения к ресурсной проблеме, но благодаря ему можно представить, как это будет происходить.

В классической тоталитарной антиутопии миром правят государства. В киберпанке — корпорации. Новая антиутопия посткризисной эпохи должна изобразить мир, которым правят снова государства — но в роли корпораций, и с теми же целями.

Классическая антиутопия основывалась на практике нацизма и большевизма, киберпанк — на японском корпоративизме. Новая антиутопия могла бы взять за образец современную Россию — но, увы, для этого нам недостаёт культурного своеобразия.
robert_ibatullin: (Default)
Сейчас есть три влиятельных образа будущего. Постапокалипсис, киберпанк и экотопия. На первый взгляд они исключают друг друга. Но только на первый. Есть у них одна общая черта: все три показывают мир истощённых ресурсов. В постапокалипсисе они исчерпаны полностью, мир превращён в пустыню. В киберпанке идёт лихорадочная конкуренция за оставшиеся источники и столь же лихорадочный поиск новых. В экотопии, наконец, живётся комфортно благодаря крайней бережливости и искусному использованию возобновимых ресурсов.

Поэтому нетрудно вообразить будущий мир, где реализованы все три сценария. Мир экотопии для богатых, киберпанка для средних и постапокалипсиса для бедных.
robert_ibatullin: (Default)
Продолжение, начало здесь.

2100-2150
Строится лифт с Земли на геостационарную орбиту. Это настолько удешевляет грузооборот между Землёй и космосом, что вызывает массовый уход крупных энергоёмких производств на околоземные орбиты. Процесс подстёгивается ещё и крайним ужесточением экологических требований. В результате промышленного и демографического взрыва в ближнем космосе скудные запасы воды (льда) на Луне быстро близятся к концу. Появляется потребность в доставке льда из дальних областей Солнечной системы, прежде всего из пояса астероидов. Ввиду экологических ограничений это проще, чем поднимать воду с Земли. Начинается промышленная разработка запасов льда на Церере и других астероидах. В отличие от обитателей Луны и околоземного пространства, астероидные «старатели» проводят в космосе уже не месяцы, а годы, и гораздо менее связаны с информационным пространством Земли; появляются люди, родившиеся в космосе и проводящие в нём большую часть жизни. «Грязные» дейтерий-тритиевые реакторы вслед за урановыми выводятся из использования, на смену им приходят «чистые» реакторы нового поколения на дейтерии и гелии-3; последний добывается из лунного грунта. Создаются искусственные микроорганизмы, способные жить на Марсе.

2150-2200
Дейтерий-гелиевые реакторы наряду с солнечными батареями становятся основным источником электроэнергии в космосе и на Земле. Ввиду исчерпания доступных (незначительных) запасов гелия-3 на Луне начинается его добыча в атмосфере Сатурна.
К концу XXII века можно выделить следующие населённые регионы:

1) Земля. Население лишь немногим больше современного - около 8,5 млрд. (средний вариант прогноза ООН от 2004 г.). Численность не растёт, средняя продолжительность жизни около 95 лет, большинство людей старше 45 лет. Не только физическая, но и вообще всякая рутинная работа выполняется машинами, труд подавляющего большинства людей не востребован рынком. Помимо чистых развлечений и хобби, люди занимают своё время сложными социальными играми, труднодоступными нашему воображению. Кроме того, много труда поглощают проекты по восстановлению дикой природы Земли. Привычная нам индустрия в основном вынесена в космос, Земля производит лишь биологическую продукцию и разнообразные информационные объекты. Для обмена грузами с ближним космосом служат орбитальные лифты, пассажиров возят по старинке химическими ракетами и ракетопланами.

2) Околоземное пространство. Делится на две области — низкие орбиты и геосинхронные орбиты, между которыми пролегает необитаемая зона радиационных поясов. «Промышленная окраина» планеты. Выработка солнечной энергии для нужд Земли, все виды обработки всяческого минерального сырья, доставляемого с Луны и астероидов. Временное (вахтовое) население измеряется десятками-сотнями тысяч. Информационное пространство — единое с Землёй (можно обмениваться в реальном времени почти неограниченными массивами информации). Основное транспортное средство — ионные ракеты.

3) Луна. Главный рудник Солнечной системы. Добываются все элементы, кроме дефицитных водорода, азота и углерода. Обрабатывающая промышленность конкурирует с орбитальной. Население — несколько тысяч человек в подземных поселениях, в основном вахтовики, но есть и постоянные жители, родившиеся на Луне и не желающие её покидать. Информационное пространство несколько обособлено от земного и околоземного из-за секундной задержки сигнала. Транспортное сообщение с космосом — химическими и ионными ракетами и лифтами в первую и вторую точки Лагранжа, сообщение по поверхности — поездами магнитной левитации.

4) Марс. Не поставляет никаких материальных ресурсов и посещается только с научными или туристическими целями. Многочисленные энтузиасты проводят опыты по терраформированию, пока небольшого масштаба.

5) Венера, Меркурий, Юпитер и его спутники также представляют лишь научный и туристический интерес.

6) Астероиды главного пояса. Источники углерода, воды и аммиака — веществ, дефицитных во внутренней зоне Солнечной системы. Отдельные редкие М-астероиды служат источниками металлов из групп железа и платины, которые там присутствуют в более высокой концентрации, чем на Луне. Разработки угля, водяного и аммиачного льда имеются на Церере и других крупных астероидах; кроме того, действует множество «бродячих охотников», которые отыскивают, захватывают и перенаправляют на орбиты, ведущие к Земле, маленькие астероиды целиком. Жители астероидного пояса (около 1000 человек) проводят в нём годы подряд, а некоторые и всю жизнь. В информационном плане каждая колония («охотничий» корабль или рудник) почти изолирована, т. к. сигнал до Земли и других колоний идёт десятки минут, а пропускная способность каналов связи невелика. Всё это порождает замкнутые микросоциумы со своими причудливыми и порой довольно мрачными субкультурами; ряд колоний вообще отказывается от торговли с Землёй и переходит к полной автаркии. Основное средство сообщения — атомно-электрические ракеты, источник электроэнергии — атомные и термоядерные реакторы (солнечные батареи не используются из-за слабой освещённости).

7) Сатурн. Источник гелия-3, горючего для термоядерных реакторов. Необитаемая, полностью автоматизированная база, которую лишь раз в несколько лет посещает бригада инспекторов. Плавающая в атмосфере станция-аэростат выделяет из атмосферной смеси гелий-3 и орбитальным лифтом поднимает резервуары с газом на сатурностационарную орбиту, а оттуда атомно-электрические корабли, также автоматические, доставляют их на астероиды, Луну и околоземные орбиты.

Я не смог придумать потребностей, которые заставили бы людей колонизовать другие тела Солнечной системы. По-видимому, на описанных выше рубежах экспансия остановится. Ещё раз повторю, что считаю этот сценарий сверх-сверх-оптимистическим — в реальности, судя по всему, руки вряд ли дойдут и до Луны.

Profile

robert_ibatullin: (Default)
Robert Ibatullin

August 2017

S M T W T F S
  12345
67 89101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 20th, 2017 08:08 pm
Powered by Dreamwidth Studios