robert_ibatullin: (Default)
[personal profile] robert_ibatullin
Предуведомление: этот пост - не научная работа, а ученическое упражнение в анализе данных. Я почти уверен, что настоящим социологам давно известно то, о чём я собираюсь написать, ведь исходные данные общедоступны, а математические методы стандартны; если же нет, то мне легче поверить в свою ошибку, чем в открытие. Итак:

Всемирный обзор ценностей известен публике главным образом по диаграмме Инглхарта-Вельцеля, построенной на основе его опросов. Страны размещаются на координатной плоскости "ценности выживания/ценности самовыражения, традиционные ценности/секулярно-рациональные ценности", и это позволяет наглядно увидеть различия между цивилизациями. Но эта диаграмма может ввести в заблуждение. Дело в том, что различия "ценностных профилей" внутри каждой отдельно взятой страны намного больше, чем между странами. Если взять, к примеру, Швецию и Зимбабве и отметить точкой каждого респондента (шведского - красной, зимбабвийского - синей), картинка получится следующей:

Swed-Zimb

Видно, что облака точек заметно перекрываются (синие лежат отчасти поверх красных), и шведы друг от друга, зимбабвийцы друг от друга отличаются сильнее, чем средний швед от среднего зимбабвийца. И это максимально удалённые друг от друга страны - для более близких перекрытие ещё больше. Далее я буду говорить именно о внутринациональных различиях, в первую очередь в России.

(Отмечу, что оси на последней диаграмме - не те же, что у Инглхарта-Вельцеля; у меня это первые два т. наз. основных компонента. Грубо говоря, основные компоненты - эта такие формально-числовые комбинации признаков, которые дают наибольший разброс объектов, т. е. наибольшую информативность. Они однозначно не интерпретируются, но страны в этих координатах располагаются примерно так же, как на диаграмме Инглхарта-Вельцеля: африканские в левом нижнем углу, европейские в правом верхнем).

Последний опрос 2010-2014 гг. в России охватил 2500 респондентов. Если разместить их ответы в координатах основных компонент, мы увидим два чётко отграниченных кластера.

Russia

Нижний, окрашенный жёлтым цветом кластер включает в себя около 7% респондентов. Их ценности отличаются от ценностей большинства в сторону большей консервативности, авторитарности, патриархальности. Важно подчеркнуть: это не просто консервативное крыло большинства, это именно обособленный кластер, отдельная "ценностная культура". (Если угодно, "малый народ" по Кошену-Шафаревичу, только не либерально-прогрессисткий, как у них, а наоборот).

Каковы же остальные отличия "жёлтых" от "бесцветного" большинства? Прежде всего, люди "жёлтого" кластера религиознее большинства респондентов, но всё равно не особенно религиозны: в среднем они посещают религиозные службы только по праздникам (большинство еще реже - раз в год); они чаще молятся: только во время церковных служб (большинство - только по праздникам). "Жёлтые" чаще большинства отвечают, что религия является важной частью их жизни, чаще соглашаются с тем, что в конфликте науки и религии всегда права религия, и что единственная допустимая религия - их собственная. В то же время, как ни странно, они реже большинства отвечают, что верят в Бога. "Жёлтые" скептичнее большинства относятся к науке: они значительно реже (на 2 пункта) согласны с тем, что наука и техника делают нашу жизнь здоровее, проще и комфортнее; реже (на 1 пункт) - что наука и техника создают новые возможности для будущих поколений; чаще отвечают, что знания о науке не играет роли в их жизни. Но то же время они реже большинства соглашаются с тем, что мир ухудшился из-за науки и техники, и больше доверяют университетам.

Политические позиции "жёлтых" обычно ещё левее, чем у довольно левого российского большинства (самооценки по 10-балльной шкале "левое-правое", соответственно, 2 и 3), но эта позиция проявляется не во всех аспектах. "Жёлтые" чаще большинства согласны с тем, что доходы должны распределяться более равномерно; реже считают, что доля частной собственности в экономике должна расти. В то же время они реже соглашаются с тем, что правительство должно облагать налогом богатых и субсидировать бедных, что безработные должны получать пособие, что государство должно выравнивать доходы. Таким образом, их политико-экономические взгляды скорее смешанные. Что касается чистой политики, "жёлтые" выражают более авторитарные взгляды, чем большинство: они придают меньше значения демократии, реже соглашаются с тем, что народ должен выбирать лидеров на свободных выборах, значительно реже (на 2 балла) - что гражданские права защищают свободу от подавления государством, чаще полагают, что нынешний режим в стране недемократичен. Но и здесь не всё однозначно: большинство сильнее "жёлтых" одобряет ту идею, что армия может свергнуть некомпетентное правительстство, и чаще согласно с тем, что при демократии народ должен подчиняться властям.

В вопросах о семье и равноправии мужчин и женщин "жёлтые" занимают ярко выраженные патриархальные позиции: они чаще согласны с тем, что при недостатке рабочих мест мужчинам следует отдавать предпочтение; что если жена зарабатывает больше мужа, это ведёт только к проблемам; что мужчины лучше женщин как политические лидеры и бизнесмены. Они меньше доверяют женским организациям, чаще осуждают развод и добрачный секс, чаще считают оправданным, когда родители бьют детей.

В аспектах самоощущения и представлений о себе отличия "жёлтых" от большинства неоднозначны. Они чаще большинства считают себя счастливыми, но в то же время чаще упоминают, что неудовлетворены своей жизнью; несколько чаще характеризуют себя как креативных и открытых новым идеям, и при этом - как людей, для которых важны традиции и обычаи. Они меньше доверяют людям: чаще считают, что другие всегда хотят их использовать.

"Жёлтые" реже большинства соглашаются с тем, что 20-летние занимают слишком низкое положение в обществе, и чаще - что такое положение занимают 40-летние. (При этом возрастных отличий между ними и большинством нет). Они реже готовы подчиняться 30-летнему начальнику, но не слишком уважают и стариков: реже большинства соглашаются с тем, что люди старше 70 лет компетентны и уважаемы, и чаще - с тем, что старики - бремя для общества.

"Жёлтые" оценивают среду своего обитания как "очень безопасную", большинство - как "довольно безопасную". В то же время "жёлтые" считают, что в их районе "очень часты" расистские выходки (большинство - что "довольно часты"). Возможно, "жёлтые" не считают расистские выходки фактором опасности (хотя по уровню ксенофобии ничем заметно не отличаются от большинства). Они сильнее большинства тревожатся о возможности потере работы, о том, что не смогут дать детям хорошее образование, но меньше боятся террористических атак. В некоторых вопросах "жёлтые" асоциальнее большинства: они чаще считают допустимым неправомерное использование государственных субсидий и проезд "зайцем" в транспорте.

Образование "жёлтых" ниже, чем у большинства (наиболее частый ответ - среднее, но у большинства доля лиц с высшим образованием больше). В то же время они более удовлетворены своим финансовым положением и относят себя к верхнему среднему классу, в то время как большинство - к нижнему среднему. Последнее и есть самая необычная особенность России.

Есть страны, в том числе и постсоветские (Казахстан, Узбекистан, Украина, закавказские государства), где "жёлтый" кластер отсутствует. Разумеется, в них есть люди консервативно-авторитарных взглядов, но они не обособлены от основной массы населения. Тем не менее, наличие "консервативного малого народа" не уникально для России. Среди постсоветских стран такие есть в Эстонии (2% респондентов), Белоруссии (4%) и Кыргызстане (2%). Отличия от России в том, что, во-первых, в этих странах "жёлтые кластеры" малочисленнее, а во-вторых, занимают более низкие или такие же (в Белоруссии) социальные позиции, что и большинство. Та же ситуация в Китае ("жёлтый" кластер - 12% респондентов), Японии (3%), Турции (5%), Германии (2%), даже Пакистане (24%). Повсюду люди "жёлтого" кластера оценивают свой статус ниже, чем большинство, они чаще занимаются физическим трудом, чаще неудовлетворены своим финансовым положением, ниже оценивают безопасность своего района, в ряде случаев они заметно старше большинства (например, в Турции их средний возраст - 53 года против 37). От всех этих стран Россия отличается не наличием "жёлтых" и даже не их количеством, а их социальным положением. Максимально обобщая: почти везде типичный представитель консервативно-авторитарно-патриархального "малого народа" - бедный и недовольный жизнью пожилой человек, в России - человек среднего возраста и более высокого, чем у большинства, социального статуса.

Date: 2017-03-26 02:06 pm (UTC)
dmitriyandreev: (Default)
From: [personal profile] dmitriyandreev
Вопрос:
- есть ли информация по доходам/активам и возрасту/здоровью участников опросов, полученная _не_ от них? Понимаю, что правильный ответ "кури исходник", но как-то я устал сегодня :)

За ссылку спасибо. Мимо проходило, но не отложилось. А результаты ведь всяческие политики используют. Постараюсь потом поглядеть.

Date: 2017-03-26 05:48 pm (UTC)
dmitriyandreev: (Default)
From: [personal profile] dmitriyandreev
Я примерно так и предполагал. Великое определение русских маркетологов: "Наши клиенты - это средний и верхне-средний класс". На вопрос о том, сколько это в рублях, стыдливо молчат :)

Я это к тому, что если спросить людей, то большинство будет пытаться себя показать как "нормального". В США 1960х - средним классом. В РФ нормальность имеет уклон в сторону "прибедняться", но в последнее время был тренд в сторону "мы средний класс" (он меняется в обратную сторону последние несколько лет, но результаты еще столь явны).

Profile

robert_ibatullin: (Default)
Robert Ibatullin

July 2017

S M T W T F S
      1
2 34567 8
9 101112131415
161718 19202122
23242526272829
3031     

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 24th, 2017 08:45 am
Powered by Dreamwidth Studios